Загрузка...

Свежие, сочные,

яркие... События

(050) 288-79-49
(067) 563-00-06

Синемалогия, как тренинг технология

Синемалогия как тренинг-технология.

Великий фильм отражает коллективное бессознательное (с) Карл Гюстав Юнг

 

« Из всех искусств для нас важнейшим является кино», - так кажется сказал великий Ленин!

Великий лидер оценивал кино как полит-технологию, что же может дать хороший фильм как тренинг-технология? Сравнить эффект синемалогии можно с уже известной технологией видео-анализа ролевой игры. Это когда деловая игра снимается на видео с дальнейшим просмотром и анализом.
Преимущества этого подхода:

  1. Снимает недоверие к обратной связи аудитории, т.к. при просмотре участник дает «обратную связь» сам себе, отслеживая свои поведенческие (и не только) реакции уже со стороны, но одновременно из процесса.

  2. Отсюда следует то, что человек открывает в себе сам, - остается с ним навсегда. Этот эффект хорошо используется в Вольфдорской педагогике, - когда дети открывают законы физики, сами их формулируют, а не поглощают интроекты в заучивании этих законов. Это инсайт.

  3. Анализ группы, который практически всегда сопряжен с критикой, часто уже не нужен. Даже комментарии тренера бывают излишними для достаточно рефлексивной аудитории.

  4. К видео материалам можно обращаться вновь и вновь. Сборник видео материалов хорошо демонстрирует динамику развития менеджеров, их профессиональный рост. Как было, допустим, год назад и как сейчас.

  5. Просто интересно увидеть себя со стороны, т.к. обыденная деловая жизнь редко снимается на видео, а если и снимается, то в основном ритуалы.

  6. Тренинговые видео материалы могут стать частью корпоративного архива фирмы, составляющей истории развития организации.

Недостатки:

  1. Отнимает много времени и в большой группе может гасить энергию, динамику тренинга.

  2. Сама камера является дополнительным раздражителем, экстремальным элементом. Для аутичных людей – дополнительное напряжение, они становятся более уязвимы, чем в реальной деловой обстановке. Для людей демонстративных эффект ролевой игры сводится к желанию показать себя, сыграть роль и формирование навыков, отработка новых методов работы могут «утонуть» в показушности.

  3. Внутреннее сопротивление видео-игре может выразиться в обесценивании ее: « в жизни все не так».

  4. По требованию участников видео-материалы должны стираться сразу же после анализа на тернинге (правило конфиденциальности). Люди должны быть уверены, что материалы не будут использоваться для других учебных программ, разве что продадим в Голивуд и заработаем на этом.

  5. Отсюда следует: тренеру необходимо заботиться о готовности участников сниматься.

Вернемся, однако к синемалогии. Художественный фильм как готовый художественный продукт, разумеется, отличается от видео-игры, где главный герой - ты сам. Хорошо это или плохо? Предлагаю определить, оценивая аудиторию с которой вы работаете.

С чем же мы имеем дело, обращаясь к синематехнике? Синемалогия является одним из инструментов групповой арт-терапии, который позволяет проникнуть в живое психологическое действие человека. Мы имеем дело с процессами проекции-идентификации ( аффективная партиципация), которые постоянно проявляются в нашей повседневной жизни, как личной, так и социальной. Еще Горький замечательно говорил о «…полувоображаемой реальности человека …» Если следовать за Мидом, Кули, Стерном, следует вообще объединить воображаемую и социальную партиципации, зрелище и жизнь. Межличностные отношения определяют принятие ролей и персонализация. Наша личность есть готовый продукт. Мы надеваем ее, как одежду, и надеваем костюм, как роль. В жизни мы играем роль не только для другого, но так же (и прежде всего) для себя. Костюм (переодевание), лицо (маска), речи (условности), чувство нашей значимости (комедия) - организуют в повседневной жизни спектакль, который мы разыгрываем для себя и для других, т.е. поддерживаем воображаемые проекции-идентификации. В той мере, в какой мы идентифицируем экранные изображения с реальной жизнью, активизируются наши проекции-идентификации.

Теперь обратимся к негативу видео-игры, - художественный фильм анулирует все, исключая затраты времени, что же касается энергии,- хороший фильм, как правило, зрелищный, будоражащий, возбуждающий, - и если задел за живое,- обсуждения, мозговые штурмы проходят динамично.

В группе, где уровень доверия низкий (а это не обязательно открытые тренинги, внутри организации так тоже бывает), синемалогия может быть хорошей альтернативой видео-игре. Важно, чтобы фильм действительно был качественным продуктом и максимально отражал тему, заявленную в тренинге, т.к. изначально он создавался не для учебных целей: «…плохой фильм делает из зрителя идиота, хороший даже из идиота делает зрителя…»

Это я о великой силе искусства, которая не столько просвещает, сколько содействует личностному развитию, что не менее важно в обучении менеджеров, - читайте об эмоциональном IQ.

Теперь обратимся к позитиву видео-игры, и сравним с технологией синема. Здесь не так все однозначно… Что касается анализа-критики, лучше не придумаешь ведь теперь анализируем не себя, а «того парня», что вроде бы легче и приятнее, однако возникают вопросы: насколько чужой опыт обогащает тебя? Идентифицирует ли человек себя с героем фильма? Насколько? В чем? Допускает ли он те же «ляпсусы», ошибки, или партиципация только в сильных позициях?

О других действительно говорить бывает легче, чем о себе любимом, ели это критика. Здесь тренеру нужно больше заботиться о рефлексии участников, чтобы не только он (тренер) понимал, что анализируя героя, человек на самом деле говорит о себе, - с чем он согласен, чего не приемлет. Хорошо бы чтобы и сам ученик осознавал себя в этом анализе. Тогда синемалогия становится меньшим суррогатом видео-игры. А суррогатом она все же является, т.к. в просмотре фильма, какими бы эмоциональными и эмпатичными мы ни были, - опыт проживания ситуации отсутствует : мы не в танке и не в подводной лодке, - мы в удобном кресле учебной аудитории.

«Реальность», в практическом смысле слова, кинематографической проекции оказывается бесценной, т.к. в танке провести тренинг не всегда представляется возможным. Одновременно, обесценивание этой «реальности» отражает тот факт, что кино является лишь зрелищем. Качество зрелища, скажем шире – эстетическое качество в непосредственном смысле этого слова, будучи прочувствованным (или эмоционально пережитым в противоположность практически пережитому), уничтожает, кастрирует все практические следствия партиципации: для публики не существует ни риска, ни ангажированности.

В качестве доказательства интенсивности явлений кинематографической проекции-идентификации можно привести опыт Кулешова, который поместил один и тот же «статичный и абсолютно невыразительный» план Мозжухина последовательно перед изображениями:
1) тарелки супа, 2) мертвой женщины, 3) смеющегося ребенка; зрители, «захваченные игрой актера», увидели, как тот последовательно выражает голод, страдание, нежную родительскую любовь. Разумеется, между этими эффектами и теми, что встречаются в повседневной жизни , существует лишь различие в степени: мы привыкли вычитывать ненависть и любовь на пустых лицах, лицах, окружающих нас. Но другие явления подтверждают, что эффект Кулешова является исключительно действенным. И поэтому, в анализе, типа «кто прав - кто виноват», как нужно было поступить в данном случае и прочее, нужно избегать философских рассуждений, т.к. легко впасть в софистику, нафантазировать.

Как бы я определила дуализм позитива-негатива синемалогии и ее парадоксальное влияние: устраняя негативы видео-игры она одновременно лишает опыта личного проживания.

С другой стороны, кино-есть симбиоз: система, стремящаяся интегрировать зрителя в поток фильма и Система, стремящаяся интегрировать поток фильма в поток зрительской психики, т.е. зритель и фильм взаимно поглощают друг друга.

Фильм несет в себе запал, взрывной механизм партиципации, который заранее подрывает его воздействие. В той мере, в какой он выполняет за зрителя часть его психической работы, он удовлетворяет его с минимальными затратами. Он выполняет работу вспомогательной машины чувств. Он моторизирует партиципацию. Он есть машина проекции-идентификации. Свойством же всякой машины является проделывание за человека его работы. Вот мы и замкнули круг позитива-негатива.

Отсюда и «пассивность» кинозрителя как отсутствие реального проживания. По этому поводу я воздержусь от стенаний, т.к. пассивный зритель одновременно и активен в эмоциональном и интеллектуальном проживании фильма. Тренеру важно «включить» эту активность. Как говорит Франкастель « Активный зритель создает фильм, так же как и его авторы».

Итак, что применять и для кого: видео-игру или художественный фильм – тренер решит сам. Если позволяет время, думаю можно и то, и другое. Из действительно хорошего фильма можно порой «вытащить» больше, технологий успешного поведения, чем из игры. Поэтому поговорим о том, как можно использовать синема? Я обычно использую эту технологию в двух параметрах: как разогревающую и как интегрирующую. Соответственно, либо я ставлю фильм вначале тренинга – сразу после знакомства и проявления группы, либо в конце для интеграции всего материала, -после игр, упражнений, дебатов, теоретических блоков, - как подтверждающий, закрепляющий и даже расслабляющий материал.

В каком качестве использовать фильм, я решаю исходя из:

  • Самих участников (об этом говорилось выше);

  • Готовности восприятия самого фильма, в каком качестве он работает лучше;

  • Структуры тренинга, его динамики (активные-пассивные техники должны чередоваться);

  • Временные параметры.


1. Как разогревающая техника синемалогия быстро включает активность ( об этом я уже тоже говорила). Дискуссии проходят активно мнения не носят личностно-окрашенный характер (т.к. речь вначале идет о герое или героях, т.е. о других). Отзывов, как правило, много и они разные. Участники легко иронизируют на предмет несовпадения мнений: «Наверное мы с Вами смотрели разные фильмы…». Эта ироничная фраза «переходное знамя» из тренинга в тренинг. И это очень ключевая фраза, своего рода момент истины. Я обычно ее жду, чтобы перейти к теме : « Мы разные люди»,- в этом наша красота, сила, индивидуальность, но в деловой и личной жизни мы с этой разностью взглядов, позиций хотим о чем-то договориться: о купле-продаже, партнерстве в бизнесе, сексе и т.д.

Как это сделать? Как это делают / не делают, герои фильма? Почему мы делаем это так, если можно лучше, быстрее? и т.д. Вопросы к анализу (а речь о нем), могут быть поставлены до просмотра фильма или после, все зависит от того какие дополнительные цели вы преследуете в синемалогии.

Вопросы до просмотра помогают сфокусировать внимание на нужных моментах, поиске ответов, которые продвинут быстрее участников в достижении целей тренинга (фильм все-таки не учебный, напоминаю). Вопросы «до включают поисковой режим нахождения ответов по отношению к участникам».

Вопросы после просмотра, более «экологичны». Отражает на чем сфокусировал свое внимание участник в фильме. Сумел ли распознать главное и важное, если это главное не дано в фильме как очевидное, а именно такие фильмы, на мой взгляд, являются развивающими. Те, которые ставят вопросы и предлагают зрителю найти на них ответы, а не подсовывают готовые клише и шаблоны.

В любом случае (и «до» и «после») мы уже имеем богатый материал и спровоцированную аудиторию для активной формы работы.

2. Как интеграция.

Синемалогия носит завершающий характер с характерным посттренинговым эффектом. Люди, уже смотревшие этот фильм, раньше, после анализа констатируют иногда инсайт. «Ничего подобного, даже в отдаленном приближении, я не видел в этом фильме, когда смотрел его как мелодраму или детектив!» Часто благодарят других участников группы, мнения, взгляды которых помогли увидеть «другой» фильм. Смотрят фильм еще и снова, уже с другими людьми… в общем, процесс саморазвития и самообучения продолжается. И мне легко и приятно присоединиться к мнению, что любой хороший фильм – всегда другой для разных людей. В этом смысле я согласна с Эдгаром Мореном (см. статью «Кинематографическая партиципация»), который считает, что каждый зритель как потребитель создает еще один фильм, качественный для себя.

На этом свои изыскания в области синемалогии считаю пока исчерпанными. Ощущения любителей этой техники все равно не опишешь, - нужно участвовать.
 

С любовью к Синема и любителям Синема, психотерапевт, тренер, бизнес-консультант Наталья Кангун